#GPTropheedeFrance2016. По эту сторону бортика. Цзюнь Ге

Дома я живу не с отцом, а с тренером.
Он для меня «дзяо лен», что переводится с китайского как «тренер, учитель».
Называть его именно так, а не папой – было одним из требований, когда отец начал меня тренировать.
Тандем «спортсмен-тренер» у нас существует на протяжении 24 часов. Это трудно для меня и очень тяжело для него.

Миша Ге

В истории фигурного катания немало семейных команд, когда родители тренировали своих детей. Поэтому в самом факте того, что Мишу Ге (Misha GE), представляющего Узбекистан, тренирует его отец, нет ничего необычного. Если бы не одно "но". Как правило, родители-тренеры дома превращаются в просто родителей. В ситуации с Мишей все несколько иначе. Цзюнь Ге - тренер Миши и на катке, и дома. Мне очень сложно себе представить, как это - двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю, месяц за месяцем, год за годом видя своего сына, не иметь возможности общаться с ним, как с сыном, и как это - находясь рядом с отцом, в его лице общаться только с тренером.

На французском этапе Гран-при сезона 2016-2017 в Париже у меня появилась возможность задать вопросы обоим. Но, к моему сожалению, я не смогла этой возможностью воспользоваться в полной мере. С Мишей, несмотря на его согласие встретиться после соревнований, моя встреча так и не состоялась. С его тренером мы разговаривали всего несколько минут, пока Миша готовился выйти на лед на тренировку произвольной программы. Мой плохой английский, его плохой русский и состояние озабоченности после короткой программы нельзя назвать благоприятными условиями для беседы, которую к тому же мы прервали буквально на полуслове. В тот момент я еще  надеялась, что мне удастся закончить свое интервью с Цзюнем и пообщаться с Мишей. Но - увы, четырехминутная запись, несколько десятков фотографий и собственные впечатления - это все, чем я могу поделиться с поклонниками Миши.