Ксения Монько: "Я закончила со спортом в нужный момент и нашла для себя новое занятие тоже в нужный момент".


 
Моя любовь к паре Ксения Монько и Кирилл Халявин уже давно ни для кого не секрет. И свою печаль по поводу их распада я тоже не скрывала. Время идет, и у Ксюши, и у Кирилла новая жизнь в фигурном катании, которая доставляет им удовольствие. А у меня на память о паре заглавная картинка твиззла на этом сайте, который делают Ксюша с Кириллом. Да-да, это именно они.
Мне, к сожалению, не довелось увидеть ребят на льду с трибун. Зато я вдоволь насмотрелась на тренера Ксению Ивановну, когда она на соревнованиях NRW Sommer Trophy, которые в начале августа проходили в Дортмунде, выводила на старт своих ребят. И не только насмотрелась, но еще и наобщалась. На моем диктофоне, который некоторые признали за дозиметер, было аж 7 аудиофайлов нашей с Ксюшей трехдневной беседы. Ей работать с детками, мне бесконечно щелкать затвором моего фотоаппарата, в итоге говорить получалось в моменты заливок, когда наши траектории наконец-то пересекались.
- Начнем издалека. Ксения, ты помнишь свои первые впечатления, когда ты ребенком вышла на лед?
- Помню не самые первые. У нас были соревнования, когда мы, еще маленькие детки, катали программы без прыжков и я там из очень-очень-очень много детей заняла первое место. Мне дали большого мишку, и я с ним довольная шла домой. Этот мишка до сих пор у меня дома лежит. Он, правда, как мне кажется, по размерам стал чуть меньше (смеется).
- Вы с Кириллом начали вместе выступать в юном возрасте. Какими были ваши первые детские старты?
- Мы были тогда маленькие и даже не парились, соревнования это или нет, выходили и катались. Мы всей большой группой выходили на соревнования, перед этим покупали игрушки или брали из дома и выкидывали их друг другу по кругу на лед, потом приносили обратно на трибуны и снова выкидывали. И мне кажется, что таких эмоций как «а, я волнуюсь» не было, все было спокойненько.
- А когда такие эмоции появились?
- Когда мы уже приехали в Ростов-на-Дону. Я в каком-то интервью уже говорила, что когда мы туда переехали, я начала понимать, что это не детское развлечение, а серьезное дело. И тогда у меня появились мысли, что надо работать. И работать не ради чего-то абстрактного, а нужно вкладывать этот труд в свою карьеру. И вот тогда уже, когда на соревнованиях выходила на старт, появилось и волнение, и адреналин, и чувство ответственности.

Ксения и Кирилл, сезон 2008-2009
- Твои эмоции спортсменки, когда ты выступаешь на юниорских соревнованиях, а потом уже на взрослых, разные?
- Нет, не разные. В свой последний год в Ростове-на-Дону мы уже начали ездить по юниорским этапам Гран-при, потом переехали в группу к Светлане Алексеевой. В тот момент мы уже пытались пробиться в топ и к каждому старту очень ответственно подходили и в плане подготовки, и в плане выступления, тщательно обдумывали, как мы будем выступать, что мы покажем, какие костюмы на себя наденем. И потом точно также мы подходили к взрослым стартам, поэтому мне кажется, что эмоции были схожие.
- Когда ты выступала, было что-то, что ты делала с большим удовольствием?
- Мне очень сильно нравилось делать поддержки. Вот серьезно, единственное, о чем я скучаю из своей прошлой спортивной жизни, когда мы с Кириллом катались — это по поддержкам.
- Да, ваши поддержки выделялись и оригинальностью, и сложностью и притом легкостью исполнения.
- Мне дай возможность, я бы прямо сейчас начала их делать (смеется).

Ксения и Кирилл, сезон 2015-2016
- А какой момент в работе сейчас доставляет наибольшее удовольствие?
- А сейчас мне очень нравится, когда ты видишь, как твои детки прогрессируют. Бывают такие моменты, застоя я их называю, когда ты долбишься, долбишься, долбишься, а ничего не происходит, нет прогресса и будто между нами стена и я никак не могу до них через эту стену достучаться. А потом в один из дней они приходят на тренировку, и ты им уже ничего нового не говоришь, а они вдруг раз — и сделали именно то, чего ты от них так долго добивался. И ты тогда думаешь, что слава Богу, не зря ты столько долбился в эту стену, не опустил руки. И сейчас мне в работе нравится именно доскональность, когда я в мельчайших деталях все объясняю и показываю, а потом вижу результат этой работы. Я люблю работать с детьми, а у нас все дети в группе замечательные. Я благодарна им за то, что они такие хорошие у нас.
- Почему ты пошла работать именно к Светлане Ляпиной? У тебя был выбор работать в другой группе?
- Выбор, наверное, всегда есть. Но у меня все само сложилось. Когда закончила со спортом, я месяца два была в неопределенности. Пыталась подкатывать деток, но не могла определиться, не знала, что мне дальше делать. А потом мне Джон (прим.: Джонатан Гурейро) сказал, что у родителей в группе (прим.: СШОР «Синяя птица» (Москва) уходит второй тренер, а так как я завершила спортивную карьеру, он предложил маме мою кандидатуру. После этого мне поступил звонок от самой Светланы Евгеньевны (прим.: Ляпиной), она меня пригласила к ним на каток. Я пришла, мне рассказали про работу второго тренера и сказали, что было бы неплохо, если бы я начала с ними сотрудничать. Я согласилась и очень рада, что попала именно туда, и что это случилось достаточно быстро после моего ухода из спорта, потому что у меня не было такого переходного момента, когда ты не знаешь, чем дальше заниматься и куда тебе пристроиться. И как итог - больного расставания с фигурным катанием у меня не произошло. И получается, что я закончила в нужный момент и нашла для себя новое занятие тоже в нужный момент.
Источник фото https://www.facebook.com/2danceice/
- Чем ты занималась эти два месяца, кроме подкаток?
- У меня же была травма, и я как раз потратила это время, чтобы ее долечить. А в остальном — я просто отдыхала от своей спортивной жизни. Не нужно идти на тренировки каждый день, не нужно держать никакой режим - был такой период релаксации.
- А желание есть сейчас…
- Вернуться?
- Нет, нет, не вернуться, а выйти на лед и...
- Так я часто выхожу на лед, когда детям показываю, как что-то делать, так что я катаюсь.
- Нет, не просто покататься, а выйти и с Кириллом на лед и прокатать какую-нибудь программу.
- Нет (задумалась). Точно нет. У меня этот вопрос даже не возникал. Но вот сейчас думаю и понимаю, что нет такого желания. К тому же, Кирилл уже с другой партнершей катается и это бы выглядело странно, если бы я вышла и с ним покаталась.
- В шоу выступать не хочешь?
- Я вообще никогда в шоу выступать не хотела. Не знаю, почему, но меня шоу не очень привлекают.
- То есть и спорт, и само нахождение на льду в качестве фигуристки у тебя в прошлом, и сейчас ты целиком посвящаешь себя тренерской карьере.
- Да, и меня это устраивает и я очень довольна, что я этим занимаюсь. Все равно ведь я от фигурного катания не отошла, но это в любом случае что-то другое и все время что-то интересное. Я недолго в тренерской деятельности нахожусь и почти каждый день узнаю какие-то новые нюансы из этой сферы и мне моя работа очень нравится.
Ксения с парой София Лукинская и Данил Пак
- Когда ты соревновалась, ты подкатками занималась?
- Нет.
- То есть ты начала тренировать только тогда, когда ушла из спорта.
- Да, только тогда.
- Каким был твой первый опыт работы в качестве тренера?
- Честно, я вообще не понимала, с чего начать. Ко мне на тренировку пришла маленькая девочка, а я стояла и думала, и что же с ней делать. Она была совсем кроха, только-только научилась стоять на коньках и вот мы с ней занимались, фонарики делали, приседания, чтобы научиться работать коленом, основной шаг и так далее. И на первой тренировке я была полностью растерянная. После нее я пришла домой и начала составлять себе небольшой тренировочный план. Я писала, с какими детьми что можно делать, какие упражнения и на что. Но вообще это было очень интересно и я заметила, что после того, как я начала тренировать, я сама стала кататься более правильно и более осознанно, через себя пропускать, на себе применять и объяснять детям. После этого ты начинаешь реально понимать, что именно ты делаешь и у тебя это во много раз лучше получается.
Ксения с парой Ангелина Зимина и Александр Гнедин
- А потом через какое-то время был твой первый старт, когда ты стояла по другую сторону бортика. Страшно было?
- Ой… Мои первые соревнования — это «Открытая Москва» 2016 года. Я очень сильно волновалась, потому что все новое и непривычное.
- Ты с вашей парой одна была?
- В первый день Светлана Евгеньевна была с нами, а вот во второй день она ушла судить и я с ними осталась сама. Я помню, просто ходила за ними по пятам, подходила, спрашивала, как вы себя чувствуете, может вам что-то надо, может водички, как вы размялись и так далее. Это потом уже я поняла, что не надо так детям надоедать, что тренер должен контролировать, но не навязываться, что нужно быть поспокойнее, потому что я таким поведением детям мешаю. Они видят, что я волнуюсь и тоже начинают нервничать. Это был хороший опыт, но я быстро вошла в эту тренерскую колею и чувствую себя намного спокойнее.
Ксения с парой София Лукинская и Данил Пак
- Сейчас, спустя три года, можешь сказать, какие ошибки ты делала, совершая свои первые тренерские шаги?
- Это как раз те, о которых я сейчас говорила. Плюс я пыталась детям на тренировках, когда мы уже на соревнованиях, указать на их ошибки, что-то исправить. Теперь я понимаю, что исправлять не нужно, можно лишь напомнить какие-то основные моменты из того, что мы с ними делали ранее на тренировках. А в остальных случаях нужно говорить, что вы молодцы и у вас все хорошо. На соревнованиях ребенок покажет то, чему ты его научил и на тренировках перед самими соревнованиями уже ничего не исправить. И самое главное, не показывать ему то, что ты нервничаешь. Я это поняла, когда еще сама была спортсменкой. Когда я видела, что тренер волнуется, у меня в голове начиналось «а почему он волнуется, значить что-то будет не так, что же случилось». И сейчас я уже знаю, что если себя вести спокойно, то и дети будут спокойны и будут более уверенно себя чувствовать.

- Когда смотришь на прокаты Кирилла с Сарой (прим.: Сара Уртадо), ошибки видишь?
- Вижу, да.
- Говоришь о них?
- Первое время делала такую ошибку и говорила. Но потом поняла, что это все-таки не мое дело и им это все должен говорить тренер. Если мне совсем что-то не нравится, могу сказать, но только Кириллу. А так, я их пытаюсь только поддерживать, подбадривать, чтобы у них было правильное настроение. Для того, чтобы поругать и похвалить, у них есть тренер, а я должна быть той стороной, которая всегда их утешит, поддержит, поможет.
- А Кирилл сам у тебя какие-то советы спрашивает, или у вас дома табу на разговоры о тренировках?
- Нет, не табу. Кирилл у меня может спросить, как прошла тренировка, как детки, что у нас нового. Я тоже могу спросить, было ли что интересное у них на тренировке. Но на ответах мы не настаиваем, если у кого-то из нас нет желания вдаваться в подробности. А советов он относительно своих тренировок, как правило, не спрашивает. Как-то в прошлом году перед одним из стартов, я пришла к ним на каток как раз тогда, когда они перебирали свой короткий танец. Я тогда им несколько вещей подсказала, как на мой взгляд это можно сделать лучше. Они это попробовали, что-то оставили, что-то переделали, в итоге получился средний вариант. Но еще раз повторюсь, у них есть тренер, поэтому я в их работу вообще не лезу. К тому же, я считаю, что это будет непорядочно с моей стороны по отношению к Саре — давать им какие-то советы. Думаю, ей будет не очень приятно слышать от меня, бывшей партнерши, пусть и жены Кирилла, какие-то комментарии в их сторону.
- Тяжело за них на трибуне болеть?
- Очень! Мне кажется, что я во время их проката прямо умираю, испытываю эмоции просто невыносимые, хочется одновременно и реветь, и смеяться, и сидишь там, как псих и ждешь, когда тебя повяжут этой белой рубашечкой. Очень тяжело.

- Был ли у Кирилла вариант другой партнерши?
- Думаю, что нет. Когда я поняла, что все, заканчиваю, я знала, что Кирилл еще не все сказал в этом спорте, не поставил свою жирную точку, так как я, когда я поняла, что все, я теперь вне спорта. И я знала, что он хотел продолжать. Мы с ним начали думать, кого в принципе можно рассматривать, как партнершу. Вспомнили, что Сара рассталась с Адрия (прим.: Адрия Диас) и решили ей написать. Кирилл написал, Сара согласилась, приехала в Москву, они попробовали и решили кататься вместе.
- А у них была возможность тренироваться у другого тренера, а не у Александра Жулина?
- Мы с Кириллом этот вопрос не обговаривали, потому что я считаю, что это их дело, где тренироваться и я не должна в это вмешиваться. Но я так думаю, что других вариантов у них не было, потому что в Канаду или в Америку ехать очень дорого.
- Когда вы с Кириллом выступали, какой элемент для тебя был самым трудным?
- Твиззл, причем не столько технически, сколько психологически трудный.
- Сейчас, когда ты учишь твиззлы с детьми, ты вспоминаешь, что именно тебе было трудно, чтобы помочь им избежать этих трудностей?
- Я, когда учу, то пытаюсь не основываться на том, что делала я, или показывать, как это делал кто-то другой. Я пытаюсь их научить найти свой подход к каждому элементу, потому что все мы люди, все мы разные. Одному удобно делать так, другому иначе. Поэтому я им корректирую совсем неправильные вещи, но прошу всегда найти свою изюминку в элементе, которая им будет помогать дальше с этим элементом идти по жизни.
Ксения с парой Ангелина Зимина и Александр Гнедин
- То есть ты в своей тренерской работе стараешься не основываться на собственном опыте?
- Да, потому что считаю, что если это было удобно мне, то не факт, что будет удобно другому. Могу им сказать, что я в свое время делала вот так, можете попробовать. Если вам удобно, то так и будет учить, а если нет, то давайте искать другой вариант.
- У тебя есть тренерское образование?
- Я сейчас учусь на тренера по фигурному катанию в физкультурном институте, в РНУВКе (прим.: Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодёжи и туризма), перешла на 2 курс. До этого не училась, потому что была юна, глупа и так далее, все мне было не до этого. Я поступала, но меня с успехом выгнали, и я даже не стала продолжать эту затею. А потом, когда закончила со спортом, я поняла, что была не права и надо наверстывать упущенное.
- С кем тебе легче работать, с детками помладше или постарше?
- Мне кажется, тут идет подход не по возрасту, а по характеру человека. К некоторым ребятам бывает тяжело найти подход. Но не потому, что они какие-то там плохие, просто мы же все разные. И поэтому тренер и как психолог должен себя вести с каждым ребеночком, с каждым спортсменом, и возраст тут не имеет значения.
- А пол спортсмена имеет значение? С кем тебе легче работать, с мальчиками или с девочками?
- Мне кажется, что легче все же с мальчиками, хотя, вот если подумать, то и с девочками тоже. Это сложный для меня вопрос. В паре мальчики вырастают чуть позднее, чем девочки, но я не могу сказать, что из-за этого с ними сложнее работать. Или сложнее с девочками, потому что они развиваются чуть быстрее. Тут опять же все сводится к тому, что нужно найти суметь понять каждого спортсмена. Например, когда ребята в паре начинают ругаться, тренеру нужно найти правильные слова, причем сразу для двоих, чтобы продолжилась работа.
- Найти общий язык с ребятами — это один из главных моментов в твоей тренерской деятельности?
- Да, к каждому спортсмену нужно найти свой подход и к каждому фигуристу, и к паре. А когда это получается, то и работа идет легче.
Ксени парой София Лукинская и Данил Пак
- Расскажи про ваших ребят, с которыми ты работаешь.
- Начну со старших ребят. По мастерам у нас пока одна пара, это Юлия Тульцева и Анатолий Беловодченко. Они к нам пришли в конце того сезона от Елены Кустаровой. Они вместе катаются уже несколько сезонов. Ребята смышленые, к тому же у них уже есть опыт совместных стартов.
У нас несколько юниорских пар. Светлана Лизунова и Александр Вахнов, вновь образованная пара, это их первый совместный сезон и пока у них было только одно совместное выступление — они принимали участие в прокатах юниоров, где очень достойно себя проявили. Саша со Светой быстро нашли общий язык и сейчас у них пошел именно прогресс. Вот я смотрю на них и мне нравится, как они вместе работают, как Саша изменился, как Света изменилась.
Полина Иваненко и Данил Уткин, тоже вновь образованная пара, которая также выступала на прокатах. Они встали в пару буквально два месяца назад, и за это время они сделали очень, прямо очень большой, шаг вперед. За два месяца нам нужно было и поставить программы, и скатать их. Я считаю, что на сегодняшний день мы эту задачу выполнили. А дальше все будет зависеть от самих ребят. Они у нас большие трудяги, поэтому я думаю, скоро мы их увидим и на стартах.
Екатерина Рыбакова и Иван Махноносов, еще одна новая пара. Встали в пару они в конце того сезона. Тоже очень большие работяги, и к ним претензий по поводу того, что они стоят, ничего не делают, вообще быть не может. На тренировке выкладываются на все сто процентов. Что Катя, что Ваня, это такие люди, которым что бы ни дал - все сделают, вне зависимости от сложности. Для них вообще понятие «сложность» не существует. Они пойдут и как работы, будут делать, делать, делать и в итоге у них получится. И это в них, как в паре, очень сильно привлекает.
Геля с Сашей (прим.: Ангелина Зимина и Александр Гнедин), пара, которая тут сейчас выступает. Это их второй совместный сезон. В прошлом сезоне они выступали по эдвансам, в этому году перешли в юниоры. Ребята очень работоспособные, все хорошо понимают, ошибки очень быстро исправляют. Помимо этого они еще и очень веселые, это прямо их отличительная черта — два шутника нашли друг друга.
Ксения с парой Ангелина Зимина и Александр Гнедин
Ксения с парой Ангелина Зимина и Александр Гнедин
И венгерская пара, VilloMarton и Danyil Semko. К нам они перешли в самом конце того сезона. Очень способные ребята, хорошо работают. Чуть-чуть еще не доросли головой до некоторых вещей, иногда забывают то, что мы с ними учили, но со временем это должно наладиться. Они заявлены на юниорский этап в Куршавеле, надеюсь, что выступят там достойно.
В эдванс новис тоже несколько пар. Соня с Даней (прим.: София Лукинская и Данил Пак), которые также тут выступают, представляют Казахстан. Это новая пара. В том сезоне они стали кататься вместе, и пока Соня ждала свой карантин, они скатывались, накатывали программы, работали над обязаловкой, и сегодня у них тут первый официальны старт. Детки очень хорошие. За прошедшее межсезонье очень сильно спрогрессировали, и после отпуска пришли уже совсем другими, будто повзрослели и как-то умно стали работать, что меня очень радует.
Ксения с парой София Лукинская и Данил Пак
София Кириченко и Данила Юдин. Это самые старшие их наших эдвансов. Очень хорошие ребята, трудолюбивые. Да и в принципе, я вот сейчас говорю про каждую пару и понимаю, что у нас все дети очень хорошие, мне ни про кого из них ничего плохого сказать нечего. Все работают, все стараются, все умнички.
Анастасия Федорова и Владимир Гладких. Они в том сезоне уже стартовали, судьи их знают. Ребята очень работоспособные, никаких нареканий к ним нет. Просто у них сейчас такой возраст, когда немножечко не хватает головы, чтобы было понимание, что нужно не просто сделать то, что я им говорю, а что нужно все это пропускать через голову.
Две пары бесик новис - Екатерина Селеменова и Михаил Балякин и Настя Лукинская и Сергей Лагутов. Настя - сестра Сони и катается сейчас с новым партнером. Это еще совсем детки, мальчикам по 14 лет, девочкам по 11. Детки хорошие, и я думаю, что если мы с ними продолжим работать и они будут воспринимать тот материал, который мы им даем, то из них тоже могут получиться очень хорошие парочки.
Также у нас сейчас катается несколько ребят по одному, которые тоже отлично работают. Еще раз повторю, что все дети у нас очень хорошие, очень работоспособные. Дай бог, чтобы у них все сложилось в спорте, чтобы их травмы не преследовали.
Ксения с парой Ангелина Зимина и Александр Гнедин
Ксения с парой София Лукинская и Данил Пак
- Как ваши ребята совмещают тренировки и школу?
- Некоторые учатся на дому, некоторые ездят в частную школу, которая находится недалеко от катка. У нас тренировки заканчиваются рано, в час дня и они после нашей тренировки едут учиться.
- Вечерних тренировок у вас нет?
- Нет. Обычное наше расписание — с 9 до 11, с 11.15 до 13.15, и потом дети свободны. Не сразу, еще забегаться, запрыгаться, замяться и можно уходить.
- У тебя есть в группе пары, которые именно твои?
- Нет, таких нет, потому что мы со Светланой Евгеньевной работаем вместе, она первый тренер, я второй, поэтому все наши пары у нас общие. Я немного больше занимаюсь с маленькими, с эдвансами и с бескиками, а она больше со старшими, но в принципе на тренировке и я могу подъехать к ее ребятам и сказать им про их ошибку, также и Светлана Евгеньевна может подсказать что-то тем, кого я в данный момент тренирую.

- Сколько времени ты сейчас проводишь на льду?
- На сборах в Саранске у нас было по 7 часов льда. А в Москве, на катке «Синяя птица» 4 часа льда каждый день.
- Кроме ледовых тренировок ты еще чем-то с ребятами занимаешься?
- Да, я занимаюсь с ними статикой — это постоять в позициях, постоять в основных положениях, пройти обязательные танцы на полу, пройти их произвольные. А все остальные занятия, по хореографии, по ОФП и так далее с ними проводят специалисты.
- Вы программы ставите сами или приглашаете постановщиков?
- Мы ставим совместно со Светланой Евгеньевной, плюс иногда нам помогает ее сын, Джон. Он многим ребятам ставил произвольные. Я тоже одной паре сама ставила произвольную. Работаем сообща, поэтому можно сказать, что у нас нет одного постановщика.
- Костюмы вы своим ребятам где шьете?
- У нас есть ателье «Арт-Мастер», и там фигуристам Светланы Евгеньевны из года в год шьют костюмы, нам очень нравится и менять это мы не хотим.
- Ну а дальше ты уже делаешь им макияж под их образы?
- Да (смеется).
- Ты для этого пошла на курсы визажа?
- В большей степени да. Часто видишь, как маленькие девочки выходят на старт, а там и лица не видно под макияжем. Я и подумала, что и для себя пригодится, и детям буду помогать и где-то на старте что-то подсказать, что-то подкрасить будет не лишним. Ну и в будущем, возможно, что-то еще придумаю для себя в этом направлении.

- Долго училась?
- Я еще продолжаю учиться, пока прошла только 7 уроков.
- А где именно ты учишься?
- Я учусь у Карины Григорян, думаю, Вы о ней слышали, она раньше красила Лизу Туктамышеву.
- Да, слышала. Как у вас проходят практические занятия?
- Ко мне домой приходит модель, которую я приглашаю, приходит Карина и мы начинаем красить девочку. В начале один глаз красит Карина, второй — я, потом мы это все смываем, заново красим и так несколько раз, пока не получится нужный результат.
- И сколько времени может длиться такое занятие?
- Часа три.
Ксения с парой Ангелина Зимина и Александр Гнедин

- Деток на стартах долго красишь?
- По-разному. Сегодня, например, я катастрофически быстро все сделала, поскольку у нас не было много времени. К тому же девочки еще юные и их не хотелось перегружать макияжем и делать из них старых бабушек с громадными глазами. Мы сделали девочкам спокойный макияж. И все это, включая одну прическу, мы сделали за час. Геле (прим.: Ангелина Зимина) я накрутила волосы, а Сонечка (прим.: София Лукинская) сама себе сделала прическу. Она где-то в интернету увидела, плетет себе косичку перед лицом, а потом назад закидывает.
София Лукинская
- Как в вашей группе определяют, кто едет на соревнования?
- Этим занимается Светлана Евгеньевна со своим мужем Френком. Они видят, кто готов, они составляют расписание.
- Этот старт ранний, летний. Ты сейчас привезла только тех кто, готов?
- Нет, у нас сейчас готовы почти все пары. Но поехали эти две пары, потому что Соня с Даней — это вновь образованная пара и им нужно было показаться как можно раньше, чтобы на них уже посмотрели и чтобы судьи уже знали, кто они такие, что в Казахстане появилась такая пара. Также и Гелю с Сашей нужно было показать судьям уже как юниоров.
- Ну что же, с поставленной задачей справились, судьям показались на пьедестал попали. Теперь можно и отдохнуть.
- Ну да, один день, пока не улетим обратно.
- Вопрос не из области фигурного катания. Почему вы с Машей (прим.: Мария Монько) вдруг решили сфотографироваться в индийских нарядах?
- Это все Маша. Она очень сильно любит Индию, это у нее прямо страсть такая, причем сама она в Индии еще ни разу не была. Я как-то говорила с родителя по скайпу, а Маша за ними стоит и руки свои то так повернет, то так. Я ей говорю, Маша, я уже увидела твою красоту на руках. Это она в Кирове разрисовала их хной и мне показывала. И тогда она мне сказала, что хочет индийскую фотосессию. А у меня должен был быть скоро отпуск, вот я и предложила ей устроить фотосессию вдвоем, когда я к ним в отпуск приеду. Ну а дальше она уже все сама организовывала — и сари искала, и кто макияж сделает, кто прическу. Результат нам понравился.

- Маша тоже работает с фигуристами?
- Маша у меня умная. Она вовремя училась, отучилась на менеджера и сейчас работает на катке заместителем директора по спортивной работе. А еще она президент федерации фигурного катания Кировской области.
- Тренерской деятельностью она тоже занимается?
- Да, периодически она тренирует маленьких деток и занимается постановками для кировских спортсменов.

- Ты дома, в Кирове, часто бываешь?
- Да, часто, практически каждые два месяца. Я для себя решила, что с родителями нужно видеться как можно чаще.
- Сара к вам с Кириллом в гости приходит?
- К сожалению у нее аллергия на кошек, поэтому нет. Но мы с ней встречаемся в городе.

- А вы в Испании у нее гостили?
- Да, мы останавливались у них, когда путешествовали. У них очень милая, солнечная семья. Очень гостеприимные люди. И Кирилл, когда они с Сарой ездят в Испанию, живет у них. Родители Сары считают, что должны заботиться о нем, когда он в Испании.
- Спасибо большое, что ответила на мои вопросы. Удачи всей вашей команде.
- Спасибо!
И еще несколько фото из Дортмунда
Ксения с парой Ангелина Зимина и Александр Гнедин
Ксения с парой София Лукинская и Данил Пак
Ксения с парой София Лукинская и Данил Пак
Ксения с парой Ангелина Зимина и Александр Гнедин
Ксения с парой София Лукинская и Данил Пак Фото автора и из личного архива Ксении Монько 28.08.2019

Нет комментариев

Отправить комментарий