Если уж выходить на старты - то бороться за лидерство.


Одной из озвученных причин, по которой Олимпийские чемпионы 2018 Алена Савченко и Бруно Массо пропускают нынешний сезон, было желание Алены и Бруно отблагодарить своих немецких болельщиков, выступая в юбилейной программе  "Showtime" шоу «Holiday on ice». Я, безусловно, собиралась это шоу посетить и ждала, когда оно доберется до Кельна. А потом оказалось, что в нем также участвует и наша вновь образованная пара Алина Устимкина и Алексей Рогонов. И мой интерес к шоу возрос вдвое.

И именно благодаря Алексею я посмотрела само шоу сначала с трибун, потом из-за кулис, а также побывала на «разборе полетов» между шоу и даже разделила с ребятами их ужин. Это было в конце декабря в Кельне. Но уже менее чем через неделю, 2 января 2019 года, мы встретились снова, на этот раз в Дюссельдорфе. Сначала у нас был экспресс-курс для новичков-фигуристов, который Алексей провел мне на уличном катке в центре города. Фанат своего дела (да-да, фанаты бывают не только у фигуристов, фанатами бывают и сами фигуристы), он даже в выходной день вышел на лед! А вечером за ужином в немецком кафе с примечательным названием «Alex» Алина и Алексей рассказали о своем прошлом, настоящем и будущем.
- Алексей, что тебе, как спортсмену, дало участие в Олимпиаде?

- Наверное каждый спортсмен стремится попасть на Олимпийские игры. Этот подарок судьбы стал для меня большим толчком. Было очень здорово выступать на этом турнире, и я получил огромное удовольствие от нашего выступления У меня вообще не было волнения, хотелось просто кататься перед этой огромной аудиторией, перед орущими трибунами. Это заряжало невероятным позитивом, несмотря на то, что я там сильно разболелся. Конечно, после Олимпийских игр хотелось дальше идти семимильными шагами, потому было чувство, что мы можем конкурировать. И принятое после Чемпионата мира Кристиной решение закончить спортивную карьеру стало мне абсолютно непонятным. Я же заканчивать не хотел, поэтому начал искать новую партнершу, чтобы продолжить соревноваться. В силу некоторых обстоятельств пока у нас с Алиной со спортом не получается, пока мы участвуем только в шоу «Holiday on ice».
- Сколько времени уже длится ваше путешествие вместе с шоу? 
Алексей:
- В шоу-туре по Германии мы с 26 ноября. А до этого почти полтора месяца у нас был репетиционный период, который проходил в Бельгии. Шоу-программу готовили очень долго. Изначально для подготовки шоу приехало только 10 человек, включая нас. И именно на этой команде Robin Cousins и Kim Gavin, главный постановщик, отрабатывали все роли, на нас проверяли все номера. Спустя две недели приехал основной каст, и они уже учили то, что было нами наработано. А у нас с Алиной оставались уже только наши сольные партии.
- Но вы и в общих номерах выступаете. Успеваете костюмы менять?

Алина:
- У нас, можно так сказать, удобная занятость, потому что мы везде успеваем переодеваться. Есть лишь одно 30-ти секундное переодевание.
Алексей:
- Сейчас ребята уже очень быстро меняют костюмы, а вот по началу успевали не все.
- Не считали, сколько шоу же откатали?
Алексей:
- Ууууу, штук 50 наверное.
Алина:
- Я думаю, что больше, под 60 уже пошло. Ведь в каждом из городе мы выступаем несколько дней, и каждый день - несколько шоу.
- А сколько городов уже проехали?
Алина:
- Больше десяти. Мы еще путешествовали много. И по Бельгии, в Амстердам ездили на отдых. Я из каждого города, где мы бываем, отправляю маме открытку. И у нее уже приличная стопочка собралась.

Алексей:
- Ну да, мы стараемся хотя бы немного посмотреть каждый из городов, в котором останавливаемся. А еще у нас в инстаграме есть конкурс «Отгадай, в каком городе мы находимся» и мы победителям тоже отправляем открытки.

Уже несколько человек эти открытки получили. Впереди еще очень много городов по Германии, а потом еще будет Франция, так что будут еще загадки.

- В шоу вы сейчас катаете две сольные программы. Можно ли сказать, что это сравнимо с короткой и произвольной программами?
Алина:
- Тут акцент больше идет на артистизм, на работу со зрителями. Например, у нас в танго три стола, и за каждым столом сидят люди. И мы помимо самих элементов должны с каждым участником номера отыграть определенную сценку. При этом нельзя сказать, что это так уж легко. Да, это не соревновательные программы, но выкладываться тут тоже нужно.

Алексей:
- И конечно ответственность, потому что это основное, что отличает спортивные программы от показательных. В шоу зритель видит красивый элемент, и ему не важно, на какой он уровень. К примеру, тот же тодес, он смотрится красиво вне зависимости от того, полтора мы там оборота сделали или три. Или подкрутка была два оборота или три.
- Да, я заметила, что и у вас, и у Алены с Бруно элементы существенно проще, чем могли бы быть.
Алексей:
- Здесь этого не требуется. Когда ты катаешь в шоу, ты получаешь больше удовольствия от самого процесса, главное, не делать видимых зрителю ошибок. Поэтому думаю, что шоу, это больше такой отдых для души, нежели привычное спортсмену саморазвитие на результат.
Не важно, ты там полтора оборота сделал или три. Когда ты катаешься на максимуме своих возможностей, как это происходит на соревнованиях, это гораздо энегозатратней, за этим сложнее следить, и это все — большая работа и ответственность перед партнером и своей командной, потому что ты должен выйти и один раз безупречно сделать то, что ты тренировал годами. И у тебя нет права на ошибку. В этом и есть определенная сложность спорта. Да, в шоу тоже сложно, но это совсем другая нагрузка.
Алина:
- Шоу — это работа. И как к любой работе, к ней нужно подходить ответственно.

- Как вы попали в это шоу?
Алексей:
- Изначально, когда мы только пробовались, разумеется, о шоу даже и не думали, так как хотели соревноваться. Да, у меня были предложения, и на одно я даже согласился, поехал поработать с Навкой и Чернышовым в Сочи, в шоу «Руслан и Людмила» в августе месяце. Мы уже тогда с Алиной больше месяца катались, готовили свои спортивные элементы, но программы еще не ставили. И в Сочи мы работали, как на сборах — днем тренировались, а вечером я выступал в шоу. И тогда уже стало понятно, что мы не успеваем к началу сезона. Нам нужно было отбираться на чемпионат страны, а для этого нужно было участвовать в кубках России. Соответственно, ехать на них нужно было уже с готовыми программами. А у нас к концу лета не то что программ не было, у нас еще не все элементы были готовы так, чтобы их можно было собрать в программу. И тогда, вместе с тренерами мы поняли, что не успеваем подготовить свои программы так, чтобы быть конкурентоспособными.
Алина:
- Да, элементы были готовы, но по одному. Сделал, отдохнул, следующий сделал. Но для того, чтобы их в кучу собрать, требовалось время, которого, как мы поняли, нам не хватит. И я тогда сказала, что не хочу выходить и катать абы как. Если уж выходить на старт – то бороться за лидерство.
Алексей:
- Да, Алина права. И мы приняли решение поехать поработать в шоу, так как это возможность одновременно и скатываться, и зарабатывать деньги, потому что когда у тебя усиленные тренировки два раза в день минимум по три часа, ты просто не успеваешь их зарабатывать. А жить в Москве на съемной квартире без дополнительного заработка невозможно.
Алина:
- Я, честно говоря, была удивлена тем режимом, которым живет Леша. Он тренировался со мной утром и вечером, а в перерывах тренировал сам. Я приходила на нашу тренировку — он еще тренирует, я уходила с нашей тренировки — он уже тренирует. Я отдыхаю — он тренирует. Алексей:
- Да, это уже привычка. Я бы, может, от нее и отказался, но если не работать между тренировками, то не будет возможности оплатить квартиру.
- А как же зарплата члена сборной России?
Алексей:
- Зарплата меньше, чем арендная плата самой обычной, обладающей необходимым минимумом, квартиры. И так живу не только я. Если ты не москвич, или если ты живешь самостоятельно, то без подкаток не обойтись. Порой такой режим мешает спорту, потому что между тренировками нет возможности нормально отдохнуть. Но другого варианта просто нет, потому что нужно на что-то жить. Уехал на соревнования — неделя выпала, надо наверстывать, потому что иначе уходишь в минус, а нужно хотя бы в ноль выходить.
- Понятно, что до конца сезона на соревновательном льду мы вас не увидим. А как на счет следующего сезона?
Алексей:
- Да, мы приняли решение пропустить сезон. Мы подписали контракты и поехали выступать в шоу. Сегодняшний режим не позволяет нам проводить полноценные тренировки, необходимые для подготовки спортсмена к соревнованиям. За время, предоставленное нам для тренировки, мы успеваем только сделать те специальные вещи, которые нам нужны для шоу.
- Как много вы сейчас, во время шоу, тренируетесь?
Алексей:
- В начале, когда шли репетиции, было очень много тренировок, мы и по 8 часов проводили на льду. У нас были и общие тренировки, и свой лед был по часу утром и вечером. А сейчас нам дают на раскатку полчаса.
- В день или перед каждым шоу?
Алексей:
- В день. У нас общий тренировочный лед с Аленой и Бруно в те дни, когда они выступают в шоу. Плюс еще с нами тренируется ведущая пара шоу, Валентина Маркей и Колин Графтон. Но у них есть и сольные партии, и парные. И в дни, когда они выходят только на сольные тренировки, и нет Алены с Бруно, то, по сути, нам на эти полчаса предоставлен весь лед. И хочу сказать, что приятно работать с Савченко на одном льду. Она держит себя в хорошей форме, прыгает тройные прыжки.
- Алина, а хочется в спорт?
- Хочется, да. Но нужно взвесить все за и против. Может быть даже на листочке написать всех конкурентов, все их контенты и элементы, чтобы понять, стоит ли делать попытку возврата в спорт. Потому что не хочется просто кататься, хочется кататься на высшем уровне и побеждать.
- У вас очень маленькая для парников разница в росте. Вам это не мешает?
Алина:
- Мне кажется, нет. Ну или я уже привыкла.
Алексей:
- Рост и вес в парном катании — это всегда основополагающие моменты. Мы делаем довольно таки сложные элементы, и эти параметры играют одну из решающих ролей. Но мы вроде справляемся.
- Тройную подкрутку вы делаете?
Алексей:
- Сейчас — нет, но мы ее делали. Для стабильного исполнения над ней нужно плотно работать. Подкрутка — это своего рода визитная карточка пары, ее нужно делать на отлично. Она не должна быть кривой, косой, низкой. Я могу сказать, что с предыдущей партнершей мы четыре года готовили подкрутку, и только к четвертому сезону мы начали получать за нее те уровни, на которые мы планировали ее исполнять. Готовы ли мы сейчас потратить столько времени с Алиной, чтобы выполнять этот элемент так, как задумываем, это большой вопрос.
Алина:
- Подкрутку нужно делать технично, чтобы она смотрелась. А над этим нужно усиленно работать. Как и над всеми остальными элементами. И мы действительно еще сами не знаем, куда будем двигаться. Все будет зависеть от того, какое решение мы примем вместе с нашими тренерами.
- Ваши тренеры — это кто?
Алексей:
- Артур (прим. - Дмитриев страший) и Нодар (прим. - Нодари Майсурадзе).
- Когда вы только встали в пару и начали пробовать выполнять элементы, какой из них получился первым?
Хором:
- Тройной выброс риттбергер.
Алексей:
- Он получился с первой попытки. Естественно, перед этим сделали пару двойных выбросов.
- А когда это было?
Алексей:
- Это был июнь месяц, мой день рождения. Мы сначала в зале базу попробовали, потом, после полуночи вышли на лед. Поделали какие-то перебежки элементарные, раскатались, ну а потом, считай что в час ночи, мы выполнили свой первый тройной выброс.
- Почему вам запомнились такие подробности?
Алексей:
- Это было не совсем обычно. Я, например, когда катался с Кристиной, неделю не мог подбросить ее в подкрутку, потому что у нас темпы с ней не совпадали. И если в зале у нас еще хоть как-то получалось, то на льду совсем не шло. Выбросы тоже пошли далеко не в первую тренировку, мы их готовили долго. А тут мы вышли на лед — и сделали.
- А сейчас у вас уже есть общий любимый элемент? Или у каждого свой?
Алексей:
- Не знаю, у меня, наверное, нет такого деления на любимый — не любимый. У нас есть набор элементов и их нужно хорошо исполнить, на четвертый уровень.
- Не поверю, что нет такого элемента, который бы ты выполнял с бОльшим удовольствием.
Алексей:
- Думаю, что какая-то поддержка, которая мне действительно нравится. Свеча, например, она красивая, с растяжкой. Скажу по секрету, что если ты поддержку делаешь технически правильно, правильно дышишь, четко выполняешь все, то на ней можно даже немножко перевести дух и отдохнуть.

Алина:
- Мне тоже поддержки очень нравятся. А еще выброс тройной риттбергер. И тройной тулуп выброс тоже!

- За пределами льда чем вы занимаетесь? Алина, ты учишься сейчас?
- Да, в университете Лесгафта. Совмещать шоу и обучение сложно. Готовлюсь к тому, чтобы сдать две сессии в конце года. Надеюсь, мне это разрешат.
- Алексей, а ты сейчас чем-то еще занимаешься помимо шоу?
- В этом режиме, можно сказать, несколько изменилась вся жизнь. Потому что мы каждую неделю переезжаем в новый город. Но дистанционно я могу еще заниматься нашим проектом — мобильным приложением InSkate. Мы его немного видоизменили. Сейчас это больше база данных с мастер-классами об основах фигурного катания и о продвинутых уровнях обучения.
- Почему вы отошли от дистанционных консультаций?
- Сейчас технически сложновато. Все же для этого нужно постоянно заниматься проектом, контактировать с нашими тренерами, следить за исполнением. Это же нужно и видео монтировать, и находить новых мастеров для мастер-классов. Для всего этого недостаточно времени, особенно дистанционно. Поэтому пока перешли к форме базы данных. Жалко, конечно, что приходится урезать все те идеи, которые были в голове и тем более отказываться от того, что уже потихоньку начало работать.
- Да, мне тоже жалко. Ведь именно под руководством ваших онлайн-тренеров я и коньки купила, и впервые на лед вышла.
- Я надеюсь, что в будущем мы вернем те функции, которые были у приложения изначально.
- Как вы выбираете тех спортсменов и тренеров, которые становятся участниками приложения? Например, у вас есть видео и с Аней Погорилой, и с Леной Радионовой.
- Может это нагло прозвучит, но мы хотим у себя видеть всех. Потому что мнения всех специалистов очень важны. Естественно, наши спортсмены — они на виду, на них смотрят, на них ровняются. И если спортсмен делится какими-то знаниями, я думаю, что это интересно и другим. Ну и конечно всем интересны мнения и наших тренеров — например, Мишина. Хотелось бы сотрудничать и с другими нашими тренерами, и с иностранными специалистами, с тем же Арутюняном, Орсером. Но, к сожалению, не каждый готов делиться своими секретами. Я за то, чтобы фигурное катание развивалось, и на мой взгляд, одних секретов мало, в чемпионы выйдет талант.
- На сколько я могу судить, приложение будет полезным не только для российских спортсменов и тренеров.
- Это так. В перспективе мы надеемся собрать базу знаний как для наших, так и для иностранных фигуристов. Мы уже переводим наши материалы на несколько языков. У нас уже есть английская версия, есть информация на японском. Чтобы у любого человека была возможность в любое время прямо с телефона зайти в нашу базу и найти интересующие его материалы.
-Ну это здорово, что с помощью вашего мобильного приложения InSkate есть такая возможность кому-то посмотреть и что-то улучшить, а кому-то и просто рискнуть и начать. А вы помните, как начинали сами? Помните свои первые шаги и первые ощущения?
Алина:
- Я прекрасно помню. Мне было 7 лет. Это была «Мега», каток. Мы решили с мамой покататься. Я надела коньки, вышла на лед и сразу поехала. Мы покатались, а потом мама спрашивает: «Алин, хочешь кататься?» Я говорю: «Да, хочу.» Через несколько дней меня уже взяли в группу. Там был небольшой пробный период. Неделя прошла и мама меня спрашивает: «Алин, ну что, ты хочешь кататься?». А я была такая послушная девочка, которая на все вопросы всегда отвечала «да-да, да-да, да-да». И на мамин вопрос отвечаю: «Да, хочу», а сама отвернулась и реву в подушку, потому что у меня вся попа, все ноги в синяках. В итоге пошла на следующий день на тренировку. Ну и дальше ходила-ходила, а потом мне уже понравилось. Мне не легко все давалось, но я постоянно пахала. Каталась я в минус 30 на улице на открытом катке. Три шапки, перчатки, штаны, термобелье, куча кофт, пуховик.
Алексей:
- Да, такими пингвинами на льду и мы тоже катались. А что делать — на улице холодно, а крытых катков нет.
- Алина, а как ты попала в парное катание?
Одиночницей я каталась у Валентины Михайловны Чеботаревой. На лед к нам пришел Алексей Соколов, посмотрел нас и спросил меня: «Хочешь кататься в паре?» Я говорю: «Да, хочу». Потом я пришла к нему, мы с Максимом Бобровым попробовались, где-то неделю наверное скатывались, а потом он предложил поставить нам программу. И, насколько я помню, нам достаточно легко все удавалось.
- У тебя был страх перед новыми элементами? Выбросы, подкрутки, поддержки...
- Нет. Совершенно нет. Когда я делаю поддержки, подкрутки, мне совершенно не страшно. Зато когда я смотрю на это, у меня мысли в голове: «Как она это делает? Это же так страшно, такая высота! Как она не боится? Что она делает?!»
- За все те годы, что ты катаешься в паре, ни разу не было страшно?
- Точно помню только одну ситуацию. Мы первый раз попробовала тройной выброс и я приземлилась в два с половиной оборота плашмя. Следующий выброс было очень страшно делать и я не хотела его делать, я дня два сопротивлялась. Но потом все же сделала, и страх постепенно прошел.
- Алексей, а ты как стал фигуристом?
- Мои первые шаги как фигуриста вообще были не на льду, потому что в моем городе Ачинске искусственного катка не было. Меня мама в секцию привела в сентябре. Льда еще нет. Мне 6 лет. Мы тренируемся — прыжки разные, упражнения, нам показывают - мы повторяем. И так несколько месяцев, пока каток не залили. И вот я вышел на лед. Я вообще не понимал, что происходит. Я пришел на этих коньках, у меня не получается, я падаю, постоянно реву У меня был шок, что я на замершей воде в коньках таким вот неповоротливым пингвином должен что-то делать. Ну а потом постепенно втянулся. И так до 15 лет в Ачинске на открытом катке и катался как одиночник. Какие-то определенные успехи на нашем уровне у меня были. Но разумеется, это был не уровень моих сверстников, потому что в моем наборе был только дупель и пара тройных.

- В какой момент было принято решение переходить в парное катание?
- Этому переходу посодействовал мой ачинский тренер Геннадий Андреевич Петров, потому что он понимал, что для меня это будет лучше, что мне нужно двигаться дальше. И он договорился с тренером из Перми, с Людмилой Александровной Калининой, чтобы меня взяли в парное катание. И на одном из турниров в Санкт-Петербурге ко мне подошли и предложили пойти в пары. Честно скажу — это было очень тяжело, потому что все было по-другому. И руки держать, и спину держать. И нас учили кататься, именно кататься. Что для меня после Ачинска и тренировок в шубах было шоком. Я же был кривой-косой, меня начинали исправлять, плюс еще девочку дали, и с ней нужно было элементы делать. И до того, как я встал с Настей Мартюшевой в пару, у меня было четыре партнерши. Для меня это все было тяжело.
- Не страшно было делать элементы с девочкой? Ведь от тебя тоже зависит, упадет она или нет.
- Мы же не сразу на лед выходим. Сначала тренировки на полу, на льду поддержки мы делали со стульями, чтобы было понятно, что вообще происходит. И на лед нас никто не погонит, пока не увидит, что мы готовы. Ну, а постепенно, с опытом уже приходит понимание, что и как лучше делать.
- И напоследок — не совсем стандартный вопрос. Можете назвать свою самую нелепую травму?
Алексей:
- Ой, нелепая травма была у нас с Настей (прим. - Мартюшевой), причем по моей вине. Мы делали дорожку. Я был после болезни, вышел, сил много, и в какой-то момент в амплитуде попал Насте по ноге коньком. Это действительно была нелепая травма. Ей наложили несколько швов и мы пропустили какие-то соревнования и пропустили шоу у Стефана Ламбьеля «Art on Ice», на которое нас пригласили.
Алина:
- У меня в принципе таких травм не было. На тренировке выйти в чехлах на лед и упасть на копчик, просто стоять на месте и упасть, в бортик врезаться… В основном такие вот, по мелочам.
- Спасибо вам за интервью. И чтобы без травм, вне зависимости от того, какое решение вы примете по окончании шоу.

 
P.S. Тут можно посмотреть на ребят и их коллег в шоу, на шоу из-за кулис и на экспресс мастер-класс от Алексея

InSkate в Дортмунде. Экспресс-курс от Алексея Рогонова.

Юбилейная постановка "Showtime" шоу "Holiday on ice", Кельн, 29 декабря 2018 года

Шоу "Holiday on ice" - "Showtime". По ту сторону кулис. Кельн, 29 декабря 2018 года

Алена Савченко и Бруно Массо в юбилейной постановке "Showtime" шоу "Holiday on ice". Кельн, 29 декабря 2018 года

Алина Устимкина и Алексей Рогонов в юбилейной постановке "Showtime" шоу "Holiday on ice". Кельн, 29 декабря 2018 года

Алина Устимкина и Алексей Рогонов в юбилейной постановке "Showtime" шоу "Holiday on ice". Сольный номер "Танго"

Алина Устимкина и Алексей Рогонов в юбилейной постановке "Showtime"шоу "Holiday on ice". Сольный номер "Куклы"

Фигурист-каскадер Forrest McKinnon и его бесстрашные дамы в юбилейной постановке "Showtime" шоу "Holiday on ice"


 
 

2 Комментария

Отправить комментарий