"Я приношу кофе и держу дамские сумочки" (интервью Робина Шолковы Мелании Хаак (Melanie Haack, издание welt.de)

Успешная замена: Робин Шолковы - член тренерской российской команды Нины Мозер, в которой они совместно сделали из Евгении Тарасовой и Владимира Морозова топовую пару
Источник: pa/dpa/Sputnik

Робин Шолковы на чемпионате мира на медальном курсе - не с Аленой Савченко, а как тренер ее с Массо соперников: о встречах с бывшей, дамских сумочках и молодежи.

Пять золотых медалей чемпионата мира собрал за свою карьеру Робин Шолковы, плюс две серебряные и одну бронзовую. Сейчас 37-летний Робин мог бы отмечать свою первую медаль как тренер (возможно речь идет о малой бронзовой медали за короткую программу - прим.переводчика): юные Евгения Тарасова и Владимир Морозов на чемпионате мира в Хельсинки после короткой программы находятся на третьем месте, сразу за бывшей партнершей Аленой Савченко с  Бруно Массо. Этим вечером в произвольной программе у обоих пар есть шанс подвинуть лидеров – китайскую пару Вэньцзин Суй - Цун Хань.

Десять лет Шолковы и Савченко праздновали успехи вместе. После бронзы Олимпийских игр 2014 и их пятого титула чемпионов мира он, как и планировал, завершил свою карьеру, а Савченко не захотела заканчивать в ранге бронзового призера и нашла себе партнера – француза Бруно Массо. Вместе они хотят в 2018 году завоевать еще одну олимпийскую награду для Германии. К этому же стремится Шолковы как тренер россиян.

Молодые и перспективные: Евгения Тарасова, 22 года, и Владимир Морозов, 24 года, выиграли в этом году финал Гран-при и золото чемпионата Европы
Источник: AFP

Die Welt: Господин Шолковы, хотите ли Вы, чтобы Ваш сын, как и Вы, стал фигуристом?

Шолковы: Этого не может быть. Тогда я сожгу каток… Нет, нет, он уже часто бывал с нами на катке и в его полтора года даже один раз стоял на коньках, так что мы с моей женой сказали себе: если он захочет заниматься этим спортом и это будет приносит ему удовольствие, мы будет рады. Если он кроме удовольствия к тому же достигнет успеха и захочет продолжать этим заниматься, мы не будем стоять у него на пути.

Die Welt: Ваша собственная карьера как спортсмена закончена. Не досадно ли Вам за год до зимних Олимпийских игр, что Ваша карьера закончилась в 2014 году бронзой. Без олимпийского золота?

Шолковы: Каждые пару недель проходит тренинг, во время которого я думаю: „Сегодня я с удовольствием попробую прыгнуть двойной аксель или тройной тулуп.“ Десять минут спустя я представляю, что при этом может произойти и решаю оставить эту идею (смеется). Стало быть, не задевает, совсем нет. Я полностью расслаблен. Однако я все же еще не исключаю возможности выступить в шоу.

Die Welt: Когда Вы последний раз прыгали?

Шолковы: Сразу после зимних игр в Сочи, в произвольной программе чемпионата мира 2014. С тех пор – никогда. Это объясняется тем, что мои прыжки все равно не были лучшими, и мое тело жаловалось все больше и больше. Мои колени, во всяком случае, очень рады, что я больше не прыгаю.

Die Welt: Тем не менее Вы в Хельсинки на чемпионате мира как тренер Евгении Тарасовой и Владимира Морозова. Конкуренты в борьбе за золото также и Ваша бывшая партнерша Алена Савченко с Бруно Массо. Когда встречаешь бывшего партнера с его новым партнером, это не всегда просто. Как это у Вас?

Шолковы: Мы не ставим друг другу палки в колеса. Бывает всякое: что люди не хотят больше друг друга видеть, браться за руки и друг с другом одновременно быть на льду. Однако у нас это совершенно не так. Мы с уважением относимся друг к другу, перед каждым из нас стоят новые задачи. Алена переехала, у нее новая команда, новый партнер. Вокруг меня тоже новая команда, как тренер я в движении и я тоже переехал. Кроме того у нас у обоих семьи, мы живем другой жизнью и далеко продвинулись.

Die Welt: Не странное ли это чувство? Желаете ли Вы ей успеха?

Шолковы: Это действительно уже по-другому, воспринимать их обоих как других соперников. Хотя я и тренирую русских и езжу с ними на соревнования, паспорт у меня все еще немецкий. И так как я кроме этого занимаюсь с немецкой молодежью, я хотел бы, чтобы Алена с Бруно достигли успеха. Вовсе не потому, что мы вместе много пережили, а потому что это важно для фигурного катания Германии. Я в самом деле радуюсь, когда они хорошо катают свои программы. Но когда судьи в конце присуждают моей паре баллов больше, чем Алене и Бруно, я радуюсь еще больше.

Die Welt: В следующем году Вы можете стать тренером Олимпийских чемпионов. Будет ли это моральным удовлетворением за отсутствующее золото с Савченко?

Шолковы: Я буквально только что обсудил эту тему дома за обеденным столом. Однако я могу сказать, что сейчас все совершенно новое. Здесь нет морального удовлетворения. Я также не сравниваю, работают ли мои спортсмены лучше, чем я тогда. Счетчик был обнулен летом 2014 года. Все, что я сейчас испытываю как тренер, новое для меня. Я чувствую себя обслуживающим персоналом, я ношу Евгении и Владимиру воду, приношу им кофе, держу их сумочки. Я не стою и не говорю: „Послушайте-ка, я пятикратный чемпион мира и все, что я говорю – правильно. В тот момент я проиграл. Я просто пытаюсь помочь решить им проблемы на льду и поддерживаю их на их собственном пути к успеху. При этом речь не идет обо мне. Однако я рад, что я могу быть сейчас на чемпионате мира, когда они действительно могут выиграть золото или серебро, также и в следующем году на зимних играх они могут быть впереди. И я рад тому, что могу внести в это свой вклад.

Die Welt: Не смотря на Ваши проблемы с коленями, выходите ли Вы со своими подопечными на лед и показываете то, что можете?

Шолковы: Я справляюсь еще с простыми поддержками, выбросами и вращениями. То что я могу делать, я показываю с удовольствием, и не только юниорам. Я выхожу на лед вместе с Евгенией и Владимиром, но больше пытаюсь им объяснять. Так как для меня как для спортсмена не было худшего, чем тренеры, которые все показывали и внушали мне: „Эй, я это все еще могу, значит и ты это должен смочь“. Я хочу делать по-другому. Мои спортсмены должны не только повторять за мной, но и думать.

Die Welt: С одной стороны, Вы тренируете элиту, с другой - шестилетних юниоров. Не совсем обычный разброс.

Работа с преемниками: Робин Шолковы с парницей-юниоркой Талисой Томалла в спортклубе Берлин Источник: pa/dpa

Шолковы: Это два совершенно разных мира, и для меня это не сложно. Эти миры не следует объединять, я смотрю на них отдельно. Для меня самого это хорошее переключение. Похоже на то, что я у детей наблюдаю определенную способность решать проблемы и переношу это на работу с профессионалами.

Die Welt: И какой мир изматывает Вам нервы сильнее?

Шолковы: Когда новички стоят перед своей первой поддержкой, делают это сходу и сами, то не без этого. Мой пульс зашкаливает. В конце концов это дает направление. Когда первая поддержка идет не так, можно не только травмироваться, но и получить настоящий шок, который наложит отпечаток на будущую спортивную жизнь. С другой стороны, с профессионалами я приобретаю опыт больших международных соревнований, на которых многое поставлено на карту и многое возможно.

Die Welt: Как сейчас на чемпионах мира.

Шолковы: Так было недавно на чемпионате Европы. Там я знал, что они могут выиграть. И теперь я также хочу, чтобы они показали, что они могут. Как я могу подвести их к этому? Возможно я сделал что-то не так? Кто-то другой сделал что-то не так? Это изматывает нервы и так же тяжело, как выступать самому.

 

Источник https://www.welt.de/sport/wintersport/article163256719/Ich-hole-auch-Kaffee-und-halte-die-Handtasche.html

Перевод (с) Юлия Кузнецова

Нет комментариев

Отправить комментарий