Немецкое финансовое "возмездие" :-)


Мои топики без фотодоказательств кажутся мне убогими, а выставлять на всеобщее обозрение финансовые документы муж строго-настрого запретил, посему иллюстрацией к данному топику будет этот загадочный график ставки подоходного налога в Германии, потому как дальше речь пойдет как-раз таки о его применении.
Прожив полтора года в Германии, привыкаешь на много смотреть по-новому. Уже и окурок, брошенный кем-то перед твоими воротами, вызывает возмущение, граничащее с яростью, и искренние улыбки продавцов воспринимаешь как должное, и сбор продуктов жизнедеятельности домашнего питомца в специальные пакетики отработан уже до автоматизма … И все равно Европа продолжает приятно удивлять. Не часто, к сожалению, но время от времени весьма ощутимо.
Не так давно на страницах ПриветСочи я позволила себе поплакаться по поводу пяти тысяч рублей, на которые меня кинуло государство Российское в лице Сбербанка. Несколько дней назад на нас наступило справедливое (хотя и несколько непропорциональное) возмездие в лице Финанцамта нашей федеральной земли в восточной Германии.

Итак, в феврале 2014 мой муж, будучи добропорядочным работником, получил от своего работодателя Лонштойербешайнигунг за 2013 год, то бишь распечатку начисленной ему зарплаты, вычтенных с него налогов и денюжки, оставшейся в результате этих финансовых бесчинств. Я же, пребывая в желанном статусе многих дам, сидела все это время у мужа на шее, поэтому мне Лонштойербешайнигунг получить было не от кого. Однако доход у нас считается общим, то есть нашим.
Сильно упрощая, будем считать, что за непосильный труд на ниве разгрузки вагонов и мытья ванн за год нам начислили 30 тысяч европейских денег. Из этой суммы 2800 евро отправилось в фонд пенсионного страхования, а 2500 – в Кранкенкассу, то есть на страхование медицинское. Такие же суммы уже от своих щедрот перечислил Работодатель. Так же с нас вычли за год 400 евро на уход за нами в старости и 450 на страховку от потери работы. 180 евро составил загадочный «Солидарный вычет» (загадочный – потому что его, по идее, платят богатенькие процветающие Весси в знак солидарности с ущербными горемычными Осси, то есть с нас его вычитать в общем-то не должны… ну да ладно), и 3 тысячи с копейками было удержано подоходного налога (третий+пятый налоговый классы, для тех, кто в теме).
На следующий же день мы отнесли эту справочку налоговому бератору, то есть тетеньке, которая наживается на несовершенстве немецкой налоговой системы (или, скорее, на незнании этой самой системы большей частью населения). Также тетенька получила все накопленные за десять месяцев пребывания в Германии чеки – от моего билета на самолет до белых форменных трусов и носков моего мужа, необходимых для разгрузки вагонов. В эту же стопку попали – а вдруг повезет? – покупка обоев и ковровки для съемного жилья, дрель для его ремонта и прочие шкафы с кроватями. Обои, ковры и продукты из супермаркетов были налоговым специалистом брезгливо отвергнуты, а, например, перевод документов присяжным переводчиком, ведение счета в Дойче-Банке и расходы на получение разрешения на работу – приняты охотно.
На прощание мы осторожно поинтересовались, не превысят ли расходы на оплату тетеньки нашу выгоду от всей этой затеи. Налоговая тетенька посмеялась, пообещала, что не превысят, и попросила – на всякий случай – сообщить ей, был ли у нас доход в 2013 году за пределами Германии, то бишь в России. Черт дернул моего мужа признаться в полученных за январь-февраль 20 тысячах российских рублей…
На протяжении трех месяцев мы обменивались с Финанцамтом и налоговой тетенькой посланиями, смысл которых вкратце состоял в следующем: да, мы заработали в 2013 году 20 тысяч российских рублей в России, но никакой справкой данный факт подтвердить мы не можем (читай – не хотим). Через три месяца (когда муж уже почти смирился с необходимостью поездки в Россию за справкой НДФЛ в произвольной форме) неожиданно выяснилось, что фиг с ней, со справкой, проблема вовсе не в ней, а в том, что в Финанцамте иностранными доходами занимается единственная сотрудница, которая сначала болела, потом была в отпуске, потом вышла на работу где наконец-то, по-видимому, нашла еще кучу уважительных причин, чтобы не приступать к разгребанию кучи документов, накопившихся за это время (неужели столько жителей нашего города получили столько иностранного дохода за 2013 год?). Еще через три месяца, после очередного заверения в том, что предоставить какие-либо свидетельства не представляется возможным, мы наконец-то получили долгожданное свидетельство о возврате части подоходного налога (а еще через три дня, кстати, пришли и деньги на счет).
Как выяснилось, налоговая тетенька была права – ее услуги обошлись нам в 120 евро, а вернуть удалось без малого 3000 евро. В общем, оно того стоило…
Когда улеглась первая эйфория, мы решили проверить, насколько совпадает ход мысли наших тетенек – из налоговой консультации и Финанцамта. Три дня по два часа после ужина провели мы за разбором десяти листов мелким шрифтом… Бесполезняк.
Нам не удалось понять ни глобальную идею, согласно которой исчисляется подоходный налог в Германии, ни логику немецкого чиновника, ни вообще сам факт наличия какой-либо логики в прилагаемых расчетах.
Сложилось лишь твердое убеждение, что все это задумано специально, чтобы многотысячная армия сотрудников Финанцамтов и налоговых консультаций не умерла с голоду (или от скуки). Цитата из Википедии: Чтобы узнать, какую часть составит подоходный налог от дохода, надо (внимание!) сумму налога разделить на… правильно, сумму дохода.
При этом сумму налога надо, вероятно, изначально запросить в Финанцамте.
В целом, после продолжительного семейного скандала и взаимных обвинений в низком интеллектуальном уровне, вырисовалась примерно такая схема: Работодатель удерживает из зарплаты Работника определенную сумму в качестве подоходного налога. Сумма зависит от налогового класса (всего их 6, причем к четвертому можно применить загадочный «Фактор»). Кроме того, удерживаются платежи в пенсионное и медицинское страхование и солидарный вычет. Все это рассчитывается из зарплатной ставки (в Германии ее называют брутто) и из нее же потом вычитается (после чего получается зарплата-нетто). У желающих верить в Бога вычтут еще и церковный налог. Остаток снисходительно вручается Работнику. Все кажется простым и кристалльно прозрачным.
Но Финанцамты не ищут легких путей. Их пути неисповедимы, как и пути бумаги в лазерном принтере. Для начала из зарплаты-брутто вычитаются понесенные работником расходы на обеспечение собственной профессиональной деятельности – такие, как, например, покупка рабочей одежды (если не обеспечивается работодателем), учебников немецкого языка (актуально скорее для иностранцев) и учебников по специальности, а также расходов на обучение. Нам сюда же зачли страховки профессиональной ответственности перед третьими лицами, и расходы на переезд из России в Германию, включая стоимость билетов на самолет. А, еще и расходы на поездку на личном авто от дома до работы посчитали. Приблизительно, правда, – не совпало ни количество рабочих дней, ни расстояние. А расход бензина, пусть даже приблизительный, вообще нигде не профигурировал.
Потом приходит черед отчислений пенсионных и медицинских, из которых в загадочном порядке вычисляются загадочные проценты, которые потом в не менее произвольном порядке складываются, и уже на эти суммы уменьшается годовой доход. Понятно, что цифры, которыми оперирует Финанцамт, далеки от указанных в Лонштойербешайнигунге. Получить из одних другие нам не удалось ни суммированием, ни вычитанием, ни возведением в степень. Для этого, видимо, нужно быть работником Финанцамта и обладать допуском к перверзиям третьего уровня, недоступным простым смертным.
В конце концов из получившейся (читай – взятой с потолка Финанцамта) цифры вычитаются так называемые непредвиденные расходы налогоплательщика и допустимые они же его же. Все вышеупомянутые параметры не имели ничего общего с поданными на утверждение налоговым бератором, были взяты – очевидно – из противоположного угла того же потолка, и составили примерно 5% от предыдущего результата.
В результате этих и им подобных арифметических экзерсисов образовался так называемый «Доход, подлежащий налогообложению», составивший в нашем случае примерно 65% от зарплаты-брутто. К нему применили оговорку о недопустимости двойного налогообложения(!) и соглашение о разделении налогового бремени поровну между супругами (причем, согласия нашего никто и не спрашивал – оно было достигнуто, по-видимому, от нашего лица какими-то другими немецкими супругами еще до нашего бракосочетания) и – вуаля! – получили сумму налога, в 4 раза меньшую уплаченной! А желая подпустить еще большего тумана, вернули и вычет на солидарность в полном объеме.
Подводя итог нашему очередному общению с органами власти Германии, могу сказать, что в любом случае, чертовски приятно вдруг получить практически тринадцатую зарплату ☺
И, в сущности, остались только 2 вопроса.
1. Зачем было требовать с нас подтверждение российского дохода, если его все равно потом включили в графу «Иностранные и прочие доходы, не учитываемые при расчете подоходного налога»?
2. Зачем было вычитать с нас «солидарность», если потом ее вернули цент в цент?

Нет комментариев

Отправить комментарий